Онлайн-марафон "Найди себя в digital"

Блог

Мир заставляет меняться. Кто не готов, остается за бортом

Вчера я работал на заводе Минудобрений под Воронежем, сегодня переезжаю работать в Москву.
10 августа 2018ThumbМаксим Simonov2258320

Для меня профессия «программист» всегда была окружена ореолом таинственности. Меня всегда тянуло в IT и всегда было интересно, почему они пользуются таким уважением. Я живу в маленьком городке Россошь Воронежской области. У нас мало кто знает, кто такой программист и какие еще есть профессии в IT. Я пытался общаться с приятелями и знакомыми на эту тему, но безрезультатно. Для них это неизведанная область. У всех есть телефоны, все смотрят видео, но не знают элементарных вещей. Сидим на заводе, у одного сайт на телефоне не грузится. Говорю ему: «Ты кукиз почисть». «Кукиз?» — И тишина, и все в ауте: «Что такое «кукиз»?»

Завод

В нашем городе есть АО «Минудобрения», еще с советских времен градообразующее предприятие. После кризиса 2014 г. искал работу и пошел туда. Там отец работает, все одноклассники. Работа хорошая, стабильная, но сразу понял, что это не мое. Система странно построена. Специалист, отработавший 15 лет, получает столько же, сколько недавно принятый. Руководство относится как к винтикам. Для мотивации есть только палка, не нравится — других возьмём. Завод один в городе, а людей много, вот и не ценят кадры. Пошел я на завод временно, чтобы переждать санкции. Или пока не найду работу получше. Думал, что санкции кончатся быстро, но что-то они затянулись.

Бизнес

Когда заканчивал институт в США, позвонил один знакомый и говорит, что для меня есть отличная работа. Звоню. На том конце спрашивают: «Ты знаешь английский?» Отвечаю: «Конечно, знаю. Восемь лет в Америке». Спрашивают опять: «А русский знаешь?» Отвечаю: «Конечно, я ведь русский!» Они обрадовались, я — тот, кто им нужен.

У них была проблема: не могли найти человека для работы с русскоязычными клиентами. Были или русские из России, которые плохо знают английский язык, или русские эмигранты, которые уже родной язык подзабыли. Я был посередине, и так, и так. Взяли меня сразу. Это была обычная американская компания e-commerce. Я работал в службе поддержки, писал кейсы на программное обеспечение. Я проработал два года, завоевал доверие и поехал в Россию как представитель филиала.

Для работы в России им нужен был доверенный человек на месте, чтобы решить проблемы со складом в Москве, таможней и наладить прямые деловые контакты. Также сказывался разный подход к ведению бизнеса в России и в Америке. Они были рады, что есть я, понимающий западную культурно-деловую среду и принципы ведения бизнеса, и что они могут на меня положиться.

Америка — хорошая страна, но жить в ней и растить детей я не хочу. Поэтому мой отъезд совпал с желанием вернуться домой. После возвращения несколько лет все было отлично. Я развивал бизнес как представитель, работал удаленно из дома в Воронежской области. При необходимости ездил в командировки. Зарплата американская. Жил — не тужил, и тут кризис и санкции. Американские товары подорожали вдвое. Многие компании ушли с российского рынка. Наше представительство тоже закрылось. Мне предложили немного подождать, пока закончатся санкции. Через полгода стало понятно, что это произойдет не скоро.

Америка

В Америку я попал еще студентом. В школе мы все фанатели от старой Америки. Фильмы на видеокассетах, Американская мечта, другая жизнь. Стало модным учить английский, что я и делал. Сначала в средне-специальном училище, которое закончил с красным дипломом. Затем в университете в Воронеже. Всегда хотел поехать в Америку и протестировать ее. В результате предоставился шанс.

Это случилось в 2002 году. Тогда многие ездили по программе Work&Travel. И я тоже решил поехать. Прихожу к родителям, мол так и так. В ответ слышу: «Что? Тебя обманут! Мы же простые люди, какая там еще Америка!» Насилу уговорил маму поехать со мной в Воронеж в компанию, которая отправляла студентов по программе. В офисе она сдалась. Мне вручили 2000$ из сбережений родителей и отправили с Богом. Родителей не подвел. Я брался за любую работу и обратно привез уже 4000$. Решил ехать снова. На следующее лето попал в русскую Америку во Флориду и в итоге прожил там 8 лет. Закончил бакалавриат, думал, стану доктором, но в итоге решил вернуться в Россию.

В Америке я встретил интересного человека. Это был эмигрант из России, грузинский программист. Компания, в которой он работал, пылинки с него сдувала. Он мог писать код только по ночам. Приезжал в офис, и для него одного открывали здоровенный бизнес-центр. Включали везде свет, и он один работал. К обычной жизни он был совершенно не приспособлен. Он даже не мог машину заправить, жена за него это делала. Но, наверное, гениальный был программист. И я тогда подумал — надо же, как его ценят.

Портнов

Была последняя капля на заводе. К нам приехали программисты из Казани. Смотрю, приходят, когда решили, уходят, когда захотят. Мы в робах все, а они даже не в белых воротничках, а просто в любимой одежде. В голове что-то стукнуло: надо что-то делать.

Первым делом пошел на YouTube видео смотреть, как стать программистом. Наткнулся на Михаила Портнова. Это известный преподаватель в Силиконовой долине. Он учит русскоязычных эмигрантов тестированию. Всегда говорит, что тестирование — это задняя дверь в IT-мир. Стал думать: «Действительно, я — гуманитарий. Ну какой из меня программист?» В программировании высшая математика, а у меня в универе ее не было. И потом пришел критик в оперу. Он ни одну оперу в жизни не написал. Но он знает, как должно быть правильно, и критикует. А в тестировании как в опере. Надо не писать, надо критиковать.

Тестирование мне близко. Всегда в первую очередь рассматриваю негативные сценарии. Все прошло хорошо — ок. Но к негативу всегда готов. Так и у тестировщика. Ни один код не является идеальным. Во всяком коде есть баги, которые нужно найти. Так что это просто суть всей моей жизни.

Я считаю, что тестировщик — это посредник между программистами и пользователями. Я должен так донести информацию, что нужно исправить, чтобы меня поняли, сделали и не обиделись. Коммуникативные навыки у меня развиты хорошо. Я много общаюсь с людьми. Могу найти общий язык со всеми. Всегда слежу, чтобы никто на меня зла не держал. Умею разрулить конфликтную ситуацию. Поэтому предполагаю, что договориться с разработчиками тоже смогу.

Учеба

На GeekBrains наткнулся случайно и рад этому. Немного побаивался курсов, потому что в сети очень много инфобизнесменов. Сами еще не разобрались в чем-то, но других учат. Оставил заявку на сайте, перезвонила менеджер. Расспросила меня, что да как. Когда узнала, что хорошо знаю английский, стала предлагать учить Питон, чтобы ориентироваться потом в поиске работы на западный рынок. Очень это востребовано. Но я уже понял, мое — это тестирование.

Первый урок запомнился надолго. В группе было много ребят, которым было нужно только обновить знания. Когда получил первое задание, был ступор. Я как будто на другую планету попал. Слова слышу, о чем — не понимаю. Мне нужно было каждую лекцию по два раза смотреть, чтобы разобраться, о чем речь вообще. Приходил с работы со смены, садился и пересматривал.

Учиться было тяжело еще и потому, что у нас маленький ребенок. А дети всегда требуют повышенного внимания. Учеба — это большая борьба самим с собой. Нужно искать мотивацию и делать. Заставлять себя эту мотивацию найти. Но сразу был момент, который очень понравился. Язык в IT — это полумикс американского и русского. Так говорят в Америке, и конечно за время жизни в Штатах я к такой речи привык. Но дома и на заводе меня плохо понимают. Приходится расшифровывать, но не всегда хочется это делать. Здесь же я могу опять разговаривать, как привык. И это норма.

Стажировка тоже принесла свои трудности. Там была командная работа. Люди все разные, мы друг друга никогда не видели. А нужно координироваться, работать с оглядкой на партнеров. Подстраиваться под них. Это был ценный опыт.

Оффер

В середине второго курса понял, что нужно прокачивать и навыки собеседования. Посмотрел Портнова. Он дает информацию, как устроиться на работу, как проходить собеседования. Из-за того, что он работает с эмигрантами, объясняет всегда так, что и бабушка поймет. Подготовился заранее и не зря. Преподаватель GeekBrains порекомендовал меня в IT-компанию.

Поехал на собеседование и увидел то, о чем давно мечтал. Вот оно нормальное отношение к сотрудникам. Ты — не винтик, мы команда и мы вместе. Каждый специалист ценен, а все вместе делаем общее дело. После собеседования прислали оффер. Конечно, я согласился. Это такая возможность, которую обязательно нужно брать. Теперь мой офис в Москве в бизнес-центре на Савеловской с суперкухней.

Мир

Я три года отработал на заводе, где под Новый год решали, давать ли нам 13-ю зарплату или не давать, заслужили ли мы или нет. Сейчас меня все спрашивают, как я смог поступить на курсы, а потом устроиться на работу. Все думают, что нужно куда-то ехать и сидеть за партой, чтобы учиться. Но нет! Все изменилось. Современный мир заставляет меняться. Нужно понять, что перемены неизбежны и часто бывают болезненными. Лучше для себя решить, с чем ты готов расстаться, чтобы идти дальше. Кто не хочет меняться, остается за бортом.

Курсы онлайн помогают оставаться на волне. В группе было всего 5-6 человек моего возраста и старше. Остальные все — моложе. И они сразу все понимают, быстрее все схватывают. Учитывайте, что нам придется больше уделять времени учебе. Закладывайте дополнительные часы на повторение и проработку материала. Просто примите это, как особенность возраста.

Сейчас моя жизнь кардинально меняется. GeekBrains мне дал уверенность, что я смогу в 35 лет получить новую профессию и сменить направление. Обучение — это то, что дает любому человеку надежду. Идите учиться и увидите другой мир. Поймете, что все может быть по-другому, что можно жить лучше и отношение к вам будет лучше. Вас будут ценить как специалиста и человека. И это правильно.

Новые комментарии

Спасибо,
что читаете наш блог!
Posts popup