Блог

Как ученик GB стал юристом в IT

Мы расспросили Виталия Едлина о том, как он учился в GeekBrains и изобрел профессию юриста в IT.
6 минут3739

— У вас два высших образования. Расскажите, где учились.

— Первое образование, по юриспруденции, я получил в Государственной классической академии им. Маймонида. Очное, дневное. Затем было не второе высшее, а перепрофилирование — в РАНХиГС при президенте РФ я получил специальность по государственному и муниципальному управлению.

— Вы руководитель юридического отдела и помощник депутата, а теперь еще и программист? 

— Да, эти занятия вполне сочетаются. Главное, найти ту нить, которая связывает в человеке все эти направления, не позволяя ему разорваться на части. Я вот в себе такую нашел. И постоянно читаю и учусь — это для меня отдых. Книги выбираю по праву или программированию. Иногда художественную литературу и что-то про садоводство, но нечасто. Так что у меня в этом плане все довольно гармонично сложилось.

— Изучали раньше языки программирования?

— Нет, к сожалению. Когда у меня был первый компьютер ZX Spectrum на аудиокассетах, я больше играл. И потом больше играл. И сейчас иногда играю. Потом стало понятно, что надо было учиться. Так что курсы на GeekBrains стали для меня первым подходом к теме IT.

— Насколько сложно было учиться программированию с нуля?

— Первая попытка была не совсем удачной. Это был курс по Java, и я смог освоить нормально только первый уровень. Дальше понял, что механически выполняю действия, не понимая их смысл, и оставил курсы. За время «простоя» подтянул знания по информатике, увлекся HTML, CSS, начал верстать, прошел базовые бесплатные курсы GB по разным темам. 

Такой подход оказался очень полезным, потому что мотивация «хочу быть программистом, потому что круто» сменилась пониманием, что мне действительно интересно, а что — нет. И я выбрал Python: низкий порог вхождения, широкие возможности, достаточно литературы на русском и английском.

И вот благодаря базовой подготовке, которую я себе устроил, уже можно было заниматься на уровне, соответствующем наполнению курса, с пониманием выполнять задачи. И все же под конец курса по Python я снова столкнулся с тем, что не понимаю материал, и взял тайм-аут на самостоятельное изучение — благо запись занятий позволяет потом все изучить в офлайне.

Но моя тактика была такой потому, что мне интересно разбираться, придумывать варианты, отходить вглубь и вширь от задачи. Без базовой подготовки это сделать довольно сложно. Если просто выполнять задания, то вполне себе может хватить времени после работы — но так ведь не интересно.

— Какова ваша занятость сейчас на каждом из направлений: юрист, программист, помощник депутата? 

— Основная занятость у меня в сфере юриспруденции. Все-таки 14 лет работы в этой сфере. Руководство юридическим подразделением — ответственная работа, на которой не стоит допускать ошибки. Поэтому днем я юрист.

Помощник депутата — факультативная работа, которой занимаюсь на общественных началах с 2013 года. До 2016, при VI созыве Госдумы, занятость в этой сфере составляла более 70 %. Сейчас по ряду объективных причин она снизилась до 10 %. Каждый созыв меняет стиль работы. А содержание не изменилось — написание законопроектов от стадии задумки до реализации в тексте.

Программирование я оставляю на дорогу домой, вечера, ночи и выходные. Это пока не работа, а увлечение. Делаю что-то либо для себя, либо для друзей-айтишников.

— А что за задачи они вам подкидывают?

— Как правило, связанные с поиском и парсингом информации (Python Scrapy, Beautiful Soup и подобное), ее обработкой и систематизацией (Numpy), визуализацией (Pandas).

Мои внутренние задачи — разработка сайта на Django. Сейчас стараюсь не уходить за пределы Python, поскольку хочется изучить его возможности и функциональность других языков на его примере. Но это не исключает работу с такими прикладными составляющими, как разметка — HTML, стили — CSS, СУБД — MySQL, SQLite, и фреймворки, облегчающие жизнь, вроде Bootstrap.

— Чтобы все успевать, используете приемы по тайм-менеджменту?

— Вряд ли можно назвать это тайм-менеджментом, но я просто стараюсь выделять приоритетные задачи и выполнять их. В некоторых сферах допустимо делегировать задачи, в бытовых — платить за их выполнение. На мой взгляд, важно видеть разницу между «важно» и «не важно», а также 50 оттенков серого между ними. Кому-то помогают технологические решения, приложения — но, по моим наблюдениям, такие люди просто больше залипают в телефоне. Мне достаточно будильника и календаря с напоминаниями. На соцсети лучше не отвлекаться.

Важен отдых — без него не будет работать никакая методика. Я работаю недалеко от центра и иногда позволяю себе доехать в обед до «Аптекарского огорода», где можно погулять и собрать разрозненные мысли воедино. После этого намного эффективнее и спокойнее работается.

Конечно, когда ты студент и не обременен разными обязательствами, учиться намного проще. В 34 года, имея за плечами большой опыт в своем, причем любимом, деле, довольно сложно переключаться. Тем не менее, если найти связующее звено между видами деятельности, все становится проще и понятнее.

— Да, насчет связующего звена. Вы написали в анкете, что методы в юриспруденции и IT похожи. Это интересно, раскройте тему.

— Впервые с программированием я столкнулся в период, когда активно занимался подготовкой законодательных инициатив. В общении с друзьями-разработчиками выяснилось, что методики нашей работы мало чем отличаются. Ты изучаешь предметную область. Смотришь, какие «библиотеки» используются для реализации нормативного документа более высокого уровня или для решения похожих задач. Формируешь понятийный аппарат — переменные, классы, объекты. Создаешь функции и согласовываешь это между собой, чтобы все работало.

Написав таким образом нормативный акт, начинаешь его прогонять по разным ситуациям — тестировать. Вылавливаешь ошибки, меняешь «код». Особый юридический язык — это тот же язык программирования. Синтаксис отличается, но Булева алгебра применима как в юриспруденции, так и в программировании.

Или другой пример — договор: определяешь участников, переменные, строишь для них алгоритмы. При этом сверяешься с нормативными актами (как со стандартной библиотекой и ограничениями железа).

Конечно, это упрощенный подход, но концептуально он отражает суть процессов. Сейчас методы проектирования, пришедшие из IT, используются практически во всех процессах и сферах деятельности.

Правда, Agile-методики в юриспруденции не применить: нельзя выпустить договор наполовину дописанным, а потом его править. Или же сделать его почти законным: ты либо нарушаешь, либо нет. Фактически, в серьезных проектах такое столкновение юриспруденции и проектной работы — частое явление.

— Сейчас вы продолжаете работать юристом. Это именно то, чем вы хотите заниматься дальше, или все-таки мечтаете о смене профессии?

— Доходы и статус на нынешней работе меня вполне устраивают. Однако навыки программирования я продолжаю развивать, постоянно читаю техническую литературу, пишу код. Еще прохожу программу вуза, поскольку считаю, что без фундаментальных знаний можно быть ремесленником, но не мастером. 

Хочу за полтора года поднять уровень знаний по IT (не только в области Python, но и других технологий, математики) и, возможно, выделить уже полноценно вторую сферу постоянной работы — программирование. 

Пока могу сказать точно: понимание процессов в IT помогает принимать правильные правовые решения. И юрист в сфере IT — это относительно новая специализация, в которой очень мало профессионалов.

— А как вы видите работу юриста в IT?

— Есть сферы деятельности, которые будут, условно говоря, всегда. Пока есть потребность в правилах игры, будет юриспруденция. С другой стороны, сейчас любая значимая инициатива в бизнесе и социальной сфере связана с IT. Разумеется, данная сфера должна иметь свое правовое регулирование. И это не только адаптация действующих норм права к современным условиям, но и создание новых. Это может происходить напрямую или через формирование практики, ведущей к утверждению правового регулирования. И вот на этом пересечении должен работать юрист в сфере IT. 

По опыту могу сказать, что 90 % встречающихся мне договоров, связанных с созданием и распространением рекламы в интернете, — это компиляции несвязанных между собой документов, скачанных из того же интернета. Это показывает низкую правовую грамотность. Отчасти это связано с тем, что создать компанию, которая будет распространять рекламу в интернете, делать баннеры и писать ПО, намного проще, чем осмыслить все это с правовой точки зрения, нанять юриста и сделать правовой бэкенд для своего дела. 

О чем говорить, если у нас до сих пор многие веб-дизайнеры считают, что их «фотографии из открытых источников» — это вполне легально. Практически у каждого результата интеллектуальной деятельности есть правообладатель, и без его разрешения использовать такие объекты нельзя. Собственно, задача юриста не только защищать интересы в сети, но и развивать уровень правовой грамотности всех участников отношений.

истории успехаистория успехаpythonwebкак стать программистомсмена профессии
Нашли ошибку в тексте? Напишите нам.
Спасибо,
что читаете наш блог!
Posts popup