Опыт не важен, если есть интересная цель

Интервью с основателем Embria Ventures Игорем Монаховым.
06 марта 2017326451Илья Бубнов3860112

Одной из самых больших проблем в IT-мире является то, что хорошие идеи не всегда доходят до реализации из-за нехватки средств или неправильного руководства. Сегодня мы публикуем интервью с Игорем Монаховым, основателем Embria Ventures, инвестором SplitMetrics, #SayMask, MintFrogs, Арозавры, в котором он расскажет о проблемах стартапов, приоритетных инвестициях фонда, а также о том, что он ждёт от AI Hackathon, стартующего 10 марта.

Для Embria Ventures основное направления инвестиций — это рекламные технологии. Проекты с технологиями на основе нейронных сетей и смешанной реальности вас стали интересовать недавно, расскажите, пожалуйста, с чем это связано?

Интерес появился после инвестирования в SplitMetrics. Один из основателей проекта — Евгений Невгень — является также основателем приложения MSQRD. Сейчас он этот проект продал Facebook и сам в лондонском офисе работает в их команде. Именно благодаря ему я столкнулся с использованием добавленной реальности для улучшения трансляций, для увеличения интереса пользования социальными сервисами. Случилось это чуть больше года назад.

Кроме того, нашумевшая игра Pokémon GO компании Niantic наглядно продемонстрировала, как использование дополненной реальности в камере и на карте может сделать интереснее и популярнее игру. На мой взгляд, это открывает большие перспективы для различных социальных сервисов. Мы раньше тоже занимались инвестированием в социальные игры, хотя на данный момент я продал все свои доли в них, но, тем не менее, это интересная ниша, есть коммерчески успешные проекты и VR, AR открывает новые возможности для них.

Что касается нейронных сетей, тут тоже есть история. Я участвовал как продуктовик в создании сервисов компании «Фотострана». Было это не в рамках Embria Ventures, а в Embria. Там мы использовали подбор людей друг другу по интересам с помощью различных математических алгоритмов. С помощью нейросетей можно было усовершенствовать наш механизм, что меня и привлекло к такого рода технологиям.

В России активно развивается сейчас IoT. Почему этого направления нет в списке приоритетных для фонда?

Направления пока нет, потому что у нас нет необходимого опыта в этой сфере. Ведь для того, чтобы инвестировать деньги в какую-то область, необходимо в ней хорошо разбираться. Интернет вещей очень сильно завязан своей частью на hardware, к сожалению, на данный момент ни у меня, ни у других людей в команде фонда нет достаточной экспертизы в разработке именно оборудования. Это основная причина. К тому же, Интернет вещей — это, как правило, часть каких-то больших сервисов: умный дом, умный город и их составляющие. Для меня достаточно сложно определить, в чем преимущество структурных составляющих, я могу оценивать целиком законченный сервис.

Сколько в общей сумме вы инвестировали средств по итогам 2016? Сколько планируете выделить в этом году?

Стоит признаться, что та сумма, которую мы инвестировали, и та, которую планировали инвестировать в 2016 году, — это два разных числа. Инвестировали мы меньше, чем планировали. Точную сумму я обозначить не могу, но это около миллиона долларов. Мы можем и планируем выделить в этом году больше денег, однако здесь важно учитывать, что тот уровень проектов, с которыми мы сталкиваемся (Pre-Seed) не подразумевает крупных вложений. Для таких компаний средний чек — порядка двухсот тысяч долларов. Поэтому здесь логичнее говорить не об общей сумме, а о среднем чеке. Для того, чтобы инвестировать больше средств, нужно работать с десятками и более перспективных проектов, а это в российских реалиях достаточно сложно.

А почему именно стадия Pre-Seed? А не Seed, например?

В этом специфика фонда Embria Ventures. Я основал его именно с этой целью — сосредоточиться на небольших компаниях на стадии Pre-Seed. Когда есть только цели и команда и нужна помощь в создании продукта. Мне интересно помогать молодым проектам, в самом начале их появления до развития бизнеса. А помощью в дальнейшем ведении и развитии бизнеса занимается компания Embria.

Какова ваша методика оценки проектов?

Единого метода оценки проекта у нас не существует. Зачастую мы даже скорее оцениваем средства, которые необходимо выделить, для того чтобы проект был укомплектован к Seed раунду и начал осуществлять активные продажи. Оценка самого проекта может отличаться в зависимости от того, есть ли продукт и клиенты. Если нет совсем ничего, кроме идеи, то нам фактически нечего оценивать.

Что нужно, чтобы вы поверили в проект?

В России немного девальвировано слово идея. Под ним часто понимается нечто абстрактное. Однако если у команды есть цель, которая делает жизнь людей легче, независимо от того, это b2b или b2c проект, именно она становится определяющей для команды. Если есть цель, то остальное зависит от упорства и таланта людей, ее реализующих. Если же цели нет, то даже талантливая команда может ничего не добиться. Поэтому наличие перспективной цели для нас обязательное условие. Я готов и помогаю командам, у которых даже нет опыта, но есть интересная цель, видение своей задачи.

Вы много общаетесь с молодыми командами и в рамках фонда Embria Ventures и в рамках компании Embria. С чем чаще всего проблемы у них проблемы?

Есть существенная разница в работе названных компаний, которую не все понимают. В рамках Embria мы старались научить основателей делать всё, чего они не умеют, высвободив для них время исключительно для работы над продуктом. В рамках Embria Ventures я хочу дать возможность молодёжи достичь намеченной цели и наладить коммуникации с нужными людьми. Конечно же, часто приходится помогать с какими-то юридическими или иными вопросами, но я бы не назвал это основной проблемой молодых команд. Чаще всего они просто не понимают, что такое предпринимательство и бизнес. Их цель должна помогать кому-то, делать хорошо, решать проблему, а не быть интересной для них одних.

Сейчас в портфеле фонда проекты SplitMetrics, HyperAdx, #SayMask и MintFrogs. Как вы оцениваете результаты работы с ними?

Так как фонд основан всего лишь год назад и со многими из проектов мы начали работу уже в конце 2016 года, то говорить о каких-то результатах пока рано. Если говорить о первом нашем проекте — SplitMetrics, он определенно перспективный. Конечно, мы не ожидаем его «звездности» и сверхпопулярности, но проблемы, которые решает сервис, вполне реальны, есть свои клиенты, выручка растет. Сейчас они готовятся к новому раунду привлечения инвестиций с участием нескольких фондов. Нужно ещё время, чтобы компания развивалась.

По другим проектам мне сейчас сложно судить. Если взять #SayMask, то их задача — это технологии, и они над ними работают. Например, они развивают мейкапы лиц, для этого требуется делать технологию определения позиционирования элементов лица, намного более точную, чем для масок. Сейчас рано делать выводы.

Как появилась идея участвовать в AI Hackathon? Это ваше первое участие в таком формате мероприятий, какие цели преследуете?

Идея появилась достаточно просто: меня позвал Юра Гурский из Haxus. Он с коллегами из Flint Capital и Science guide провели до этого успешный хакатон в Минске. Были очень хорошие результаты, отклики, много интересных знакомств. Поэтому возникла идея повторить то же самое в Петербурге, предложил мне, я обсудил внутри команды, и мы заинтересовались. Для нас это хорошая возможность познакомиться с питерскими разработчиками и увидеть новые проекты, связанные с нейросетями и искусственным интеллектом.

Есть ли какая-то конкретная задача, которую должны решить участники в вашей номинации?

На данный момент есть интерес к двум направлениям, которые связаны с нашими текущими проектами — это распознавание лиц и работа с данными в рекламе и в дейтинге. Так как сейчас мы активно начали заниматься технологиями для дополненной реальности (технологии построения 3D-сцен и моделирования, технологии распознания разнообразных предметов, в том числе различные эксперименты по созданию нейросетей, распознающих изображение в реальном мире), именно проектов с их использованием мы ожидаем. Пересечения этих направлений могут дать самые неожиданные результаты.

У нас нет подготовленных data-сетов, чтобы мы могли дать конкретную задачу для ребят на хакатоне. Поэтому наша цель сейчас — поддержать проекты и людей, которые хотят развивать технологии в России. Как следствие, ожидаем новых партнёрств в зависимости уже от идей, которые представят участники.

У вас за плечами почти 20 лет опыта в интернет-бизнесе. Можете ли вы дать оценку уровню развития российского интернет-бизнеса на мировом фоне?

Я могу очень коротко ответить на этот вопрос: никакого места на мировом рынке наша стартап-индустрия не занимает. Роль российского рынка небольшая относительно других игроков и сравнивать ее можно только с небольшими странами, например, с Финляндией. Однако у нас ещё много всего впереди, перспективы есть. В России много хороших технических специалистов, но практически отсутствуют люди, которые понимают, что такое продукт и для кого они делают этот продукт. Самые большие перспективы для IT-рынка в России лежат в развитии технологий и в создании продуктов на основе этих технологий.