Новогодние скидки до 45% на обучение digital-профессиям.

Блог

Кто заработает на творчестве искусственного интеллекта?

И как ИИ повлияет на мир искусства в ближайшем будущем.
10 октября 20187 минут3025

И как ИИ повлияет на мир искусства в ближайшем будущем.

Это перевод статьи “When Art Created by Artificial Intelligence Sells, Who Gets Paid?” Автор оригинала — Сэм Гаскин.

В конце октября 2018 аукционный дом «Кристис» впервые выставит на торги художественное произведение, созданное искусственным интеллектом. В преддверии этого события в галерее Нью-Дели Nature Morte состоялась первая выставка, полностью посвященная ИИ-искусству. Рынок уже показал заинтересованность, а специалисты задаются вопросами об авторских правах и о том, какие творческие задачи алгоритмам не под силу.

Что такое ИИ-искусство?

Фрагмент картины Марио Клингеманна (Mario Klingemann) “Chicken or Meat? Series 1”, 2018. Права принадлежат автору

Многие создатели AI-искусства используют генеративно-состязательную сеть (англ. Generative adversarial network, GAN). Это алгоритм машинного обучения, в соответствии с которым компьютер изучает библиотеку изображений или звуков и создает на ее основе собственный контент. Затем машина сравнивает свою работу с оригиналами и делает новую попытку, чтобы методом проб и ошибок поэтапно улучшать результат.

Видео, мультимедийные инсталляции, распечатанные изображения и другие произведения, которые получаются в результате таких «метаний» между двумя искусственными нейронными сетями, зачастую отталкивающе натуралистичны — из-за эффекта «зловещей долины».

К примеру, работающий в Мюнхене художник Марио Клингеманн обучал машину на портретах кисти «старых мастеров», а затем предложил ей в качестве исходного материала самого себя — на видео с веб-камеры. На итоговой записи можно видеть последовательность многоглазых шаржированных образов в духе картин британского художника Фрэнсиса Бэкона.

Продажа ИИ-искусства

Фрагмент работы Мемо Актена “Deep Meditations”, 2018. Права на изображение — галерея Nature Morte, Нью-Дели

Живущий в Лондоне турецкий художник Мемо Актен (Memo Akten) одним из первых продал работу, созданную с помощью искусственного интеллекта. В 2016 году на благотворительном аукционе Google в Сан-Франциско картина "GCHQ" принесла Актену 8 000 $. И вот два года спустя «Кристис» готовится выставить ИИ-работу «Портрет Эдмонда Белами» ("Portrait of Edmond Belamy", 2018) парижского арт-коллектива Obvious. Ожидаемая цена лота варьируется от 8 000 до 11 500 $.

Как любая новая форма выражения, AI-искусство пытается отвоевать себе место под рыночным солнцем. Один из директоров галереи Nature Morte Апараджита Джайн (Aparajita Jain) говорит, что во время недавней выставки Gradient Descent использовала «довольно агрессивное» ценообразование, чтобы помочь AI-направлению утвердиться в искусстве. Выставленные работы стоили от 500 до 40 000 $. Эта точка входа заметно ниже обычного для галереи стартового диапазона 10 000–100 000 $.

Среди работ, проданных на выставке, — картина художника Тома Уайта (Tom White) из Веллингтона. Автор создает абстракции в духе Кандинского на основе AI-интерпретации повседневных предметов — вроде биноклей и электровентиляторов.

По словам Джайн, выставка привлекла новую аудиторию, а значит ИИ-работы могут расширить рынок за счет покупателей не из числа финансистов и торговцев недвижимостью, лидирующих сегодня в приобретении предметов искусства.

«Я видел, как мою работу покупают люди, непохожие на типичных коллекционеров: ученые, разработчики игр, исследователи компьютерного зрения и ИИ» — комментирует Уайт.

Кто чем владеет?

Том Уайт, "Electric Fan" из серии Perception Engines, 2018. Права на изображение — галерея Nature Morte, Нью-Дели.

В публикациях о Gradient Descent представители галереи заявили, что произведения созданы «исключительно ИИ при участии художников». Представители арт-группы Obvious даже подписали работу не названием своего объединения, а математическим уравнением, которое использовали в алгоритме. Но как бы художникам и галеристам ни нравилось приписывать авторство искусственному интеллекту и подчеркивать, что они не могут дождаться, что еще создаст для них алгоритм, — у закона нет сомнений, кому принадлежат права на работу: человеку или программному обеспечению.

«ИИ — только инструмент, который художники используют так же, как фотографы камеру или Adobe Photoshop», — говорит Джессика Фьельд (Jessica Fjeld), замдиректора в Cyberlaw Clinic при юридическом факультете Гарварда.

«Люди глубоко вовлечены в каждый аспект создания и обучения искусственного интеллекта. Это не изменится ни завтра, ни в обозримом будущем», — объясняет Фьельд. И добавляет: «Меня больше интересует не то, может ли программа считаться автором по закону, а то, кто из всех вовлеченных людей получает в итоге права на конечное произведение».

По итогам совместного исследования Фьельд и Мейсон Кортц (Mason Kortz) назвали четыре ключевые составляющие AI-искусства, на каждую из которых так или иначе распространяется авторское право:

  1. Вводные данные.
  2. Алгоритм обучения.
  3. Обученная нейронная сеть.
  4. Полученные результаты.

Все упомянутые в этой статье произведения искусства продаются в виде результатов: распечаток, видеозаписей и инсталляций. Любая попытка скопировать и перепродать эти результаты нарушает авторские права художника-человека. Таким же нарушением было бы воспроизведение картины или фотографии без разрешения. И все же AI-искусство вносит в этот вопрос новые аспекты.

Права на код

Фрагмент работы Харшита Агравала (Harshit Agrawal) "The Anatomy Lesson of Dr. Algorithm", 2018. Галерея Nature Morte, Нью-Дели

Большинство ИИ-работ создаются с помощью инструментов c открытым кодом, таких как Google TensorFlow и Facebook Torch. Но, по словам Джессики Фьельд, художники, которые создают собственные алгоритмы (2-я и 3-я составляющие AI-искусства), как Том Уайт, владеют правами еще и на код.

«Художник в праве продать код как свою работу, хотя пока я таких случаев не знаю», — пояснила она. Тем не менее идея алгоритма как товара может понравиться коллекционерам. Для них это возможность обзавестись собственным ИИ-художником, который будет создавать уникальные работы.

Однако непросто обеспечить условия, при которых код будет выполняться как задумано — особенно в той части, где он взаимодействует с проприетарным программным и аппаратным обеспечением.

«Одна из главных проблем в обслуживании ИИ — фреймворки очень быстро обновляются, и со временем модель обученной нейросети оказывается перегружена», — объясняет Харшит Агравал, участник выставки Gradient Descent. Художник живет и работает в Бангалоре.

Его коллегу Актена особенно беспокоит ситуация с работами, при создании которых используются веб-технологии и «нужно проводить данные через сервисы типа Google Translate или API облачного сервиса Microsoft для распознания лиц». Художник добавляет, что это же относится к сервисам Amazon Cloud и ныне неработающему Vine.

«Я уже знаю о нескольких работах, которые “умерли” из-за обновлений или остановки облачного API», — подытожил он. Решением может стать отношение к AI-работе как перформансу. «Они [перформансы] длятся, сколько позволяет технология, а потом заканчиваются. Нам остаются воспоминания и документация».

Права на базу входных данных

Работа Анны Ридлер (Anna Ridler) "Untitled (from the Second training set)" из серии «Падение дома Ашеров», 2018. Галерея Nature Morte, Нью-Дели

Многие художники в работе с ИИ используют банки изображений и аудиозаписей, которые стали общественным достоянием. Популярные примеры: ImageNet, SoundNet и Google Art. Одна из причин избегать авторских изображений при обучении нейросети (составляющая 1) — результат может получиться слишком похожим на один из оригиналов.

«Я не слышала о судебных делах такого плана, но, думаю, рано или поздно такие разбирательства начнутся», — комментирует Фьельд.

Как заявил куратор выставки Gradient Descent Картик Кальянараман, теоретически, если ИИ-художники не копируют изображения или аудиозаписи как таковые, обучение на защищенных авторским правом работах не должно считаться нарушением. Точно так же, как студенты-художники имеют право учиться по образцам из книг и Музея современного искусства (MoMA). Принцип fair use подкрепляет юридические позиции художников, использующих чужой материал в качестве исходника. «С прагматической точки зрения и ради полной правовой чистоты я настаиваю, чтобы изображения в базе образцов [для выставляемых работ] были свободны от авторского права», — уточняет Кальянараман.

Анна Ридлер — еще один художник-участник Gradient Descent — соблюдает еще более строгую «правовую гигиену». Она обучает ИИ только по сделанным ею же наброскам и фотографиям. «Формирование базы данных — что включать, а что нет — тоже творчество и важная часть работы», — объясняет она. И заключает: «Поскольку эти базы сами по себе являются художественными произведениями (они созданы мной), повторить мою работу другому автору практически невозможно».

ИИ повлияет на весь рынок искусства

“Portrait of Edmond de Belamy”, 2018. Опубликовано группой Obvious Art, Париж. Права на изображение — Christie‘s

Искусственный интеллект не несет прямой угрозы художникам. Они могут использовать его в своих работах — при условии, что алгоритмы и входные данные открыты для воспроизведения или созданы ими самими. Но в долгосрочной перспективе развитие AI-искусства будет иметь ощутимые последствия для рынка.

Кальянараман считает, что с приходом новой технологии преобразится искусство, не связанное с ИИ. Так же изобретение фотографии когда-то повлияло на развитие живописи: дало начало импрессионизму, экспрессионизму и другим школам, заинтересованным в выражении эмоций и уникального человеческого восприятия. По мнению художника, использование ИИ приведет к появлению в живописи форм, подобных роману, и даже неожиданных и провокационных концептуальных работ. Ведь такое искусство — прямая визуализация описания.

Художникам, чьи работы только выглядят по-новому (как это было с Питом Мондрианом) или могут быть восприняты скорее через описание, нежели ощущение, вероятно, придется оставить свои занятия. Их картины потеряют ценность в глазах коллекционеров, как реалистичные рисунки стали менее актуальными с развитием фотографии, появлением Photoshop и цифровой иллюстрации.

Кальянараман предполагает, что востребованными останутся такие художники, как Марк Ротко и Пауль Клее, которые подчеркивали, что восприятие картины строится как отношения двух наделенных чувствами существ. Первый для этого погружал зрителей в огненное цунами, второй — щекотал им ноги.

«Все наше восприятие насыщено эмоциями», — замечает Кальянараман. В этом плане искусственному интеллекту будет сложно приблизиться к живым авторам.

обучениеdata-science
Нашли ошибку в тексте? Напишите нам.
Спасибо,
что читаете наш блог!
Posts popup